Со Звёздами и VIP Фотокартинки Гостевые заметки Звонок другу

Автор

Автобиография

 

Никогда не писал биографий. Но всё когда-то впервые...

На этой страничке я буду собирать по строчке события, года, как ягоды из своей жизни, что бы варить варенье, как сладость, к Дню Рождения или просто угощение к чаю. Кстати, родился я 23 июня 1971 года, в Горьковской области (сегодня – это Нижегородская область) почти в глухой деревне, в поселке, которого и на карте-то, наверное, нет. Хотя всё дело в масштабе. И вот там, на реке Керженец, и созревали мои годы-ягоды, которые были вкусны тем, что наливались они соком простой, чистой природы.

Моя семья не была зажиточной, в советское время было всё просто – как все. Странная эта фраза: «как все». Она явно не похожа на вкусное созревание природы, из которого стоит варить хотя бы компот, но тем ни менее это не дёготь.

В семье я был самым младшим по годам и к тому же седьмым ребёнком. Самое интересное, что меня называли не моим именем Леонтием по рождению, а Лёвой. На каком-то этапе жизни оно стало не моим окончательно, но это значительно позже.
Самое яркое событие детства – это житиё-бытиё в городе Ленинграде, куда меня увезла к себе в гости моя старшая сестра Мария. Она сильный человек по своей натуре и вместе с тем очень мягкий и душевный житель планеты. Её трудности закаляли, но не делали чёрствой. Она в 15-ть лет приехала в город революции (как его называли) по приглашению её подруги, которая обещала ей возможность жить вместе у родственников и учиться, но по приезду всё изменилось, и сестра осталась чуть ли не на вокзале. Но она быстро преодолела эту трудность, и уже поступив, в учебное заведение, определилась в общежитие. В то самое общежитие она меня впоследствии и привезла в 4-е года пожить ленинградской жизнью. Это очень светлое время в моих воспоминаниях! – это моё первое варение, которое как воспоминание для меня самое любимое.

В общежитии я был для жителей комнат студенчества вроде мягкой игрушки. Мне прощалось всё: котёнок постиранный в ведре с мыльным порошком; «подсмотры» в дверную скважину за девушками после душа (что там было для меня интересно в 4-е года, не знаю?!.); пожар в комнате, при котором сгорела единственная крутая на всю общагу юбка сестры с вышивкой; пельмени рассыпанные на Невском от восторга, что голуби – это птицы, и за ними интересно бегать и шугать их, размахивая коробкой с пельменями и многое-многое другое, что отличало меня от других сверстников, т.к. я был таким сорванцом, что в честь моего поведения сочинялись песни. Это детство. И оно в моей памяти светит ярким-ярким весенним солнцем, от которого на душе, как в саду, расцветает всё на свете.

Потом я пошёл в школу. Большая признательность моему старшему брату Николаю за то, что он меня увёз из деревни и определил в школу-интернат им. Н.А. Островского в городе Горьком. Если бы не он, то ещё не известно была бы моя судьба чем-нибудь интересной вообще, т.к. мои сверстники в поселке уже в юношеские годы заливали тяжесть душевную от безделия и нереализованности самогоном и брагой. Любая биография имеет судьбоносные повороты-события. Это как развилки дорог в лесу жизни: на лево пойдёшь – волчью ягоду найдёшь, направо пойдёшь – грибов наберёшь, прямо пойдёшь – малинник будет. Вот и у меня первая развилка в жизни и была той самой дорогой в город Горький, когда меня постригли коротко – «под машинку» и сказали: «Учись уму-разуму!»

До пятого класса в школе я был самым известным порядконарушителем и ломателем того, что может пострадать от футбольного мяча. И у меня был «неуд» за поведение. Но однажды один мудрый физкультурник (что бывает на мой взгляд очень редко, так уж повелось: сила есть – ума не надо) предложил игру: если я в ближайшей учебной четверти получу «примерное поведение», то он сделает так, что я буду от школы тренироваться в бассейне и защищать школьную честь на соревнованиях по плаванию. Игра мне, действительно, понравилась, так как крушителем спокойствия я был лишь потому, что мне нечем было заняться. И вот когда в следующей четверти у меня уже было «примерное поведение», я уже учился плавать технике «дельфином» в бассейне «Дельфин». Через некоторое время я уже ездил на соревнования и занимал призовые места и слыл в школе первым спортсменом.
Школьные годы чудесные!.. В них столько всего светлого и доброго!.. В них вся моя основа хорошего. Воспитание в интернате было на редкость самым лучшим. Нам давали знания в жизнь, а на ряду с этим лучшее воспитание на планете. И сами учителя, и воспитатели понимали, что в большой жизни нам, могло быть тяжело, т.к. они воспитывали из нас ангелов. Каждый год после выпускного, в жизнь, к людям улетали ангелы... И вот однажды после прощального праздника, когда были сданы последние экзамены и мне расправили крылья, благословили добрым, почти материнским словом и сказали: «ЛЕТИ!..» И я полетел в жизнь. Всё было легко, возвышенно и без усилий. Я поступил в НГПИ (Нижегородский Педагогический Институт им. М.Горького). Но легкость прошла быстро. Эта самая жизнь начала выдавать непогоды. Я обжигался, но и приобретал опыт. И к 4-му курсу я уже был мачо студенческообщаговских джунглей. Обо мне ходили всевозможные легенды: то я завсегдатай казино, то я помолвлен на вице-губернаторской дочке, то без моего присутствия не обходилась ни одна студенческая тусовка, то просто первый ловелас и балагур. Словом, молву кто-то создавал, которой я удивлялся и сам.
Свои первые стихи я написал, безусловно, когда влюбился. Это было еще в школе. В студенчестве я писал, но было это больше порывами, чем каким-то постоянством. Высшее образование я получил в 1994 году. В этом же году жизнь предложила мне пройти по каким-то буеракам и предлагала всё какие-то волчьи ягоды, а не малиновое варение событий. В период с 1994 по 2000 год было всё самое разное. Именно в этот период я наткнулся на вторую свою развилку в жизни. Этот второй поворот был с крутым виражом, что завизжали колёса... Ушла любовь, а может её и не было... И в этот период своей жизни я стал много читать. У меня так же появилась дикая потребность писать стихи, они были грустными, но иногда в них выходило и солнце из-за туч. Я жил стихами. Человек начинает писать стихи, наверное, после какого-либо потрясения, разлуки или встряски. И у меня была эта встряска – амур и сама жизнь решили сыграть со мной злую шутку. Несколько лет переживаний и страданий закалили меня, и мой внутренний стержень стал сталью булатной. И утверждалась во мне всё это время мысль: «Хочу жить в Санкт-Петербурге и заниматься творчеством, там, где жил Пушкин!» Время шло и эта мысль становилась всё монолитней и монолитней. И вот однажды я принял решении: "Я еду в Питер!". С двумя тысячами рублей я приехал в город Петра. Меня приняла и приютила старшая сестра, точно также как это было в далеком беззаботном детстве... Первое время я сидел дома и писал стихи, гулял по Питеру... Я хотел, что бы этот гениальный город принял меня. Я жил в Центре около Невского проспекта... Около того самого Невского проспекта, где не один десяток поэтов стирали об него свои подошвы и каблуки в поисках мыслей, сюжетов, окрылённые святым вдохновением, словно, ангелы возможностью летать... Я вживался в этот город, которого безумно люблю и любил с самого детства. И я как будто знал ещё с юности, что буду жить в нём! И он меня принял. Я не скажу, что он меня принял сразу. Он мне давал возможность завоевать место под солнцем и проверял меня: надёжен ли я? И вот однажды, спустя несколько месяцев я спросил у своей сестры: есть ли у неё знакомые, кто имеет высшее образование, с кем можно было бы пообщаться? И она меня познакомила со своим очень хорошим знакомым – управляющим рестораном. Ресторан назывался «Погреба Монаха» на ул. Миллионной у «Зимнего дворца». Я ещё подумал, как интересно: я чем-то похож на монаха – сижу дома, пишу стихи! Ну, чем не монах? Так завязалась дружба с управляющим рестораном. И вот однажды я был приглашён на день открытых дверей. Ресторан только что открывался и день открытых дверей был днём, когда набранный штат сотрудников должен был познакомиться друг с другом и отобрать ещё пару официантов для работы. Меня пригласили в качестве поэта, что бы я прочитал стихотворение о ресторане, которое будет в меню, в журналах, как изящество рекламных потоков. Я пришёл. И когда я садился за стол стилизованный под эпоху, которую красиво описал в своих произведениях Александр Дюма, то увидел девушку, которая в этом красивом подвале (темном царстве) была каким-то светом или маленьким солнышком. Это был АНГЕЛ! Она им и осталась. Имя этого ангела я узнал позже, когда подошёл к ней в перерыве того самого действа, которое называлось «Днём открытых дверей». Она мне представилась ДИАНОЙ! Мне было достаточно одного взгляда, что бы понять, что я еду по главной улице – по проспекту и главный поворот в моей жизни нельзя проехать! И я умело рулил, соблюдая все правила движения дорог в этом жизни! Она стала впоследствии моей возлюбленной, и она - АНГЕЛ!.. - была и осталась. Мы поженились. Если бы не она, то я бы не летал в облаках вдохновения так, как взлетел однажды увидев её!

Время шло. Я писал стихи. И был менеджером по продажам. Надо было как-то выживать, т.к. творчество не приносило мне дивидендов, что бы я мог не отказывать себе и своему окружению ни в чём – так уж душа устроена по-широкому. Однажды я направил через Интернет свои стихи в один продюсерский центр. И мне тут же пришёл ответ, в котором явно прослеживалось намерение о сотрудничестве. Я согласился. С этого и начинался мой главный поворот, как поэта-песенника. Так мы познакомились с Вадимом Тихоновым, композитором с очень прекрасной душой и творческими возможностями (иначе и не может быть, когда у человека не душа, а ширь бескрайняя!). Мы много работали с ним для кинопроектов: к/ф «Ангел-хранитель» (песня: «Жизнь-игра» исп. И.Аллегрова); к/ф «Затмение» (песня: «Спасибо тебе за всё» исп. А.Цой); к/ф «Вечерняя сказка» (песня: «Я знаю, ты придёшь» исп. Д.Гурцкая); к/ф «Лера» Т.Догилевой (песня: «Ты и я» исп. Харатьян и И.Богушевская, вторую песню в этом фильме «Просто так ничего не бывает» исполнила И.Богушевская) и др. Так же зазвучали наши совместные с Вадимом Тихоновым работы: «Дождь» (исп. Т.Гвердцители); «Кто ты мне?» (исп. В.Раков) и т.д. Словом, творчество было неотъемлемой частью жизни, что и по сей день происходит. И в этот замечательный период в нашей семье родились ещё два ангела. Ангел – ВЕНЕЦИАН и Ангел – ЮЛИАН. Два сына, которые меня тоже воодушевляют как и моя ДИАНА лететь по небу ВДОХНОВЕНИЯ и создавать красивые песни и стихи...

 
Леонтий Швецов